Евгений Половцев: Жлобство Путина.

Путин жлоб. Его жадность затмила здравый смысл и поэтому он будет держаться за власть до смерти.

Друг Путина взялся строить мост в Крым

Российский предприниматель Аркадий Ротенберг

63-летний Ротенберг в детстве занимался дзюдо в одной секции с Владимиром Путиным

30 января премьер-министр России Дмитрий Медведев назначил единственным подрядчиком работ по проектированию и строительству транспортного перехода через Керченский пролив открытое акционерное общество «Стройгазмонтаж», контролируемое российским предпринимателем Аркадием Ротенбергом.

В распоряжении №118-р, опубликованном на сайте правительства, указан срок окончания работ — декабрь 2018 года.

Под транспортным переходом имеется в виду автомобильно-железнодорожный мост длиной около 19 километров, из которых надводный участок займет около шести километров (для сравнения: самый длинный морской мост в мире над заливом Цзяочжоу в Китае имеет протяженность 42,5 км).

Стоимость работ оценивается в 228,3 млрд рублей (около 3,3 млрд долларов по нынешнему курсу).

Специалисты не исключают, что по ходу дела цена возрастет, как обычно и бывает с крупными строительными проектами.

Всего на развитие транспортной инфраструктуры Крыма до 2020 года предусмотрено выделить 416,5 млрд рублей.

Депутат Госдумы от ЛДПР Роман Худяков призвал всех российских чиновников «отдать 10% процентов своей зарплаты на строительство моста для Крыма». Относится ли его предложение также и к думцам, Худяков не уточнил.

В новой реальности

Во время Второй мировой войны немцы построили мост через Керченский пролив, по которому советская делегацию возвращалась с Ялтинской конференции, однако следующей зимой он рухнул под напором льдов, выносимых ветром из Азовского моря, и восстанавливать его не стали.

В 1999 году идею строительства моста, тоннеля или дамбы через Керченский пролив обсуждал с властями Крыма, тогда автономной республики в составе Украины, московский мэр Юрий Лужков.

Транспортная проблема резко обострилась после аннексии Крыма Россией в марте 2014 года. Президент Владимир Путин дал соответствующее распоряжение правительству 18 апреля.

Существующая паромная переправа с потоком пассажиров и грузов не справляется. Минувшим летом по обе стороны пролива ожидание в автомобильных пробках занимало несколько суток.

Без тендера

Официального тендера на проведение работ не проводилось. По имеющимся данным, окончательное решение было принято на совещании у премьера 20 января.

В интервью газете «Коммерсант» Ротенберг заявил, что ранее обсуждал вопрос лично с Владимиром Путиным.

Изначально планировалось, что мост построят за счет государственных и частных инвестиций, однако в конце июля прошлого года вице-премьер Дмитрий Козак сообщил, что инвестором выступит только государство.

Единым заказчиком, контролирующим сроки исполнения и качество работ, выступит специально созданное Управление федеральных автомобильных дорог «Тамань» Росавтодора России.

По словам Ротенберга, министерство транспорта рассматривало более 70 предложений, но общественности известно лишь об одном альтернативном кандидате — компании «Стройтрансгаз».

Хозяин «Стройтрансгаза» Геннадий Тимченко в августе выразил готовность заняться проектом, «если доверят и поручат», и заверил, что ресурсы для этого есть, но в начале декабря отказался, пояснив, что ему «не хочется брать на себя репутационные риски».

«Это очень рискованная история, я боюсь взяться и не осилить», — заявил он агентству Интерфакс.

Влиятельная фигура

63-летний Ротенберг в детстве занимался дзюдо в одной секции с Владимиром Путиным. Окончил Ленинградский институт физкультуры, работал тренером, в начале 1990-х годов выступал спарринг-партнером будущего президента на тренировках.

В настоящее время является владельцем или крупным акционером нескольких банков и компаний, занимающихся строительством и поставками нефтегазового оборудования.

В частности, структуры Ротенберга участвовали в сооружении наземной части газопровода «Северный поток», газопровода Джубга-Лазаревское-Сочи и платной автодороги Москва-Петербург через Химкинский лес.

Личное состояние бизнесмена, по экспертным оценкам, составляет около миллиарда долларов.

20 марта 2014 года Ротенберг вместе с некоторыми другими российскими предпринимателями, считающимися близкими к Владимиру Путину, попал под санкции США в связи с событиями вокруг Крыма. 30 июля его включил в свой санкционный список Евросоюз.

23 сентября 2014 года итальянские власти наложили арест на его недвижимость на сумму около 30 миллионов евро.

8 октября Госдума приняла в первом чтении так называемый «закон Ротенберга», согласно которому потери российских граждан от конфискации их зарубежной собственности могут возмещаться за счет государства.

«Черная метка»

В интервью «Коммерсанту» Ротенберг признал, что участие в строительстве моста означает для него окончательную изоляцию от Запада, «черную метку и в личной жизни, и в бизнесе», но сказал, что этого не боится, так как все его активы сконцентрированы в России, и уезжать он не собирается: «Везде побывал уже».

По словам предпринимателя, он задолго до санкций приступил к постепенной передаче дел сыну и готовился уйти на покой, но счел керченский проект достойным венцом карьеры, поскольку с годами стал задумываться «о том, что оставит после себя» и хочет внести «вклад в развитие страны».

Компания «Стройтрансгаз», созданная в 2007 году — один из крупнейших строительных подрядчиков в нефтегазовом секторе, занимающий 35-е место в мировом рейтинге, но мостами ранее не занималась.

По словам Ротенберга, он надеется на сотрудничество с некими турецкими и южнокорейскими фирмами, но в целом из-за санкций строительство придется вести, используя отечественные материалы и технологии и ранее закупленную западную технику.

Специалисты указывают, что, к примеру, некоторые марки стали, нужные для строительства мостов, в России не выпускаются.

Ротенберг согласен, что проблемы будут, но заверяет, что они решаемы.

«Мое личное мнение: быстро ничего не закончится. Они давят со всех сторон — и сейчас точно не финал. Не думайте, что меня это сильно волнует», — сказал он в ответ на вопрос «Коммерсанта» по поводу санкций.

Мост или тоннель?

Поскольку Азовское море является совместной акваторией России и Украины, согласно международному морскому праву, на сооружение моста нужно согласие Киева, которое, с учетом нынешних обстоятельств, вряд ли будет дано.

«Есть юридические нормативы, которые говорят о том, что строительство моста нам придется согласовывать с Украиной, поскольку это зона общего судоходства в Азовском море. Есть юридические нормативы, которые на сегодня, на мой взгляд, не совсем могут быть преодолены. В ближайшее, по крайней мере, время», — заявил на пресс-конференции в декабре глава пророссийской администрации Крыма Сергей Аксенов.

Некоторые специалисты ранее указывали, что лучше было бы строить не мост, а тоннель, для которого согласования с Украиной не требуется.

Ротенберг на это заметил, что прокладка тоннеля технически намного сложнее, и за такой проект он бы не взялся, а правовая сторона дела — проблема государства, а не его.

Глава законодательного собрания Севастополя Алексей Чалый предлагал в качестве альтернативы мосту развитие паромного сообщения, подчеркивая, что для удвоения пропускной способности потребовалось бы всего пять мощных паромов стоимостью около семи миллиардов рублей каждый, при этом главными «воротами» переправы хотел сделать не Керчь, а свой родной город.

Инфографика
Предварительный проект Керченского моста. Инфографика РИА Новости (источник: Росавтодор)

Мнения экспертов

Дмитрий Шевченко, заместитель координатора Экологической Вахты по Северному Кавказу:

Есть в мире и более сложные с инженерной точки зрения мосты. Пролив узкий и, в принципе, построить мост можно. Единственно, там нестабильные грунты, дно пролива сложено наносами песка, чтобы добуриться до коренных пород, потребуются серьезные усилия. Конечно, стоить это будет безумно дорого. Тем более, учитывая, например, опыт строительства олимпийских объектов в Сочи, когда в процессе строительства цены вырастали в три-пять раз.

Никто такие сложные объекты за два-три года не строит. Можно в лучшем случае провести качественные геологические изыскания и подготовить технико-экономическое обоснование и проект.

Район Керченского пролива достаточно сложен и с геологической точки зрения, и с климатической. Это зона постоянных штормов. Азовское море в холодные зимы замерзает, а потом начинается вынос льда. Придется как-то защищать опоры.

Нас, естественно, волнует экология. Хорошо, что отброшен вариант дамбы с разрывом для пропуска судов. Это самый дешевый вариант, но экологически совершенно неприемлемый, потому что существенно нарушит водообмен между Азовским и Черным морями. Азовское море и так находится в критическом состоянии из-за обилия загрязнений. Плюс нарушение миграционного пути для рыб и морских млекопитающих.

Мост в этом плане, конечно, лучше. Но, учитывая нестабильные грунты и проведение серьезных буровых работ на протяжении нескольких лет, строительство может нанести непоправимый вред экосистеме Керченского пролива и прилегающего к нему мелководного Таманского залива. Нас это серьезно беспокоит.

Никаких общественных обсуждений и слушаний, так же, как экологической экспертизы, пока не было.

На нашем берегу пока никаких действий не проводится, но с той стороны, по слухам, что-то уже происходит. Я думаю, что Крым, скорее всего, и сделают основным плацдармом для строительства, потому что там сейчас практически нет общественного активизма, серьезно работает ФСБ. Соответственно, гораздо сложнее что-то контролировать и принуждать исполнителей работ соблюдать природоохранное законодательство.

Елена Юрченко, журналист-переселенец из Керчи, в настоящее время проживает в Киеве:

Мост людям нужен, родственники очень многих керчан, феодосийцев и ялтинцев живут на Кубани, но на генетическом уровне у жителей города выработалось недоверие к этой теме. Сколько себя помню, каждые выборы мы слышали обещания построить мост.

Местные жители считают, что выбран неудачный вариант — через косу Тузла, за который Украина и Россия долго спорили. Это намытый течением песок, который постоянно находится в движении, вбить туда сваю нереально.

Крепость Керчь, где должен находиться выход моста — фортификационный памятник конца XVIII века. Что они собираются с ним сделать, подумать страшно.

В Крыму мало строительных материалов, о чем говорят и крымские власти. Россия может привезти все морем, но крымские порты находятся под санкциями. Это серьезная вещь, любой корабль, который будет там замечен, попадет в черный список по всем портам мира. Ни один серьезный судовладелец на это не пойдет.

Игорь Федик, эксперт-обозреватель агентства Defense Express (Украина):

Ввиду санкций, которые были введены и вводятся из-за обострения ситуации на территории Украины, доступа к кредитам и займам у РФ не будет, доступа к новым технологиям тоже не будет. Мы это видим на примере других проектов, в том числе по освоению газовых месторождений в Арктике.

Юридический аспект данной проблемы следует рассматривать после экономического, технологического и экологического. Но уже сегодня можно сказать, что заручиться согласием Украины априори нереально. Станет ли керченский мост какой-то разменной монетой? Не думаю, что украинское руководство на это пойдет.

Григорий Трофимчук, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития (Россия), эксперт в области внешней и внутренней политики, обороны и безопасности:

Понятно, что происходящее на востоке Украины — только начало больших и длительных процессов. Образно говоря, мы стоим на пороге Столетней войны между бывшими братскими народами. Крым при этом не может существовать без связи с Российской Федерацией.

Китай вряд ли станет туда ввязываться. По строителям из Турции — тоже сомневаюсь. Разве что строители из Северной Кореи могли бы подключиться.

Что касается российских организаций, то это будут компании, которым нечего терять. Если на Ротенберга уже давно наложены санкции и нет никакой надежды, что они будут сняты, его компания вполне может работать и зарабатывать на строительстве Керченского моста.

Должен быть четкий и простой проект, как это бывает на войне, то есть мост без каких-то изысков. Должна быть разбивка по срокам, причем под эти сроки должно быть обеспечено финансирование в нужном объеме. Должна быть абсолютно исключена коррупционная составляющая.

В полувоенных условиях на охране строительства придется держать армию. Там и водолазы, видимо, должны быть. И потом мост надо будет серьезно охранять.

На мой взгляд, самым правильным подходом со стороны Киева было бы втянуться в длительные торги и, соответственно, что-то за свое согласие получить. Хотя нет никакой гарантии, что юридически договорятся, а через месяц после сдачи какая-нибудь опора не будет подорвана неизвестно кем.

Источник

Пожертвовать в Фонд Свободы

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s